?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile
Uzun İnce Bir Yoldayım....
СТИХИ ПРО ЛУКОЙЛ

Когда приходит пасха, и небо становится к нам благосклонней,
и все напрягаются, мол, пасха, а как же,
тогда в земле начинают переворачиваться покойники,
разбивая локтями холодную глину.
Мне доводилось хоронить друзей,
я знаю, как это - закапывать своих друзей,
точно собака - кость,
в ожидании, когда небо
        станет к тебе благосклонней.
И есть социальные группы,
для которых подобные ритуалы особенно важны,
я имею в виду, в первую очередь, средний бизнес.
Всем приходилось видеть,
Какое смятение охватывает всех этих региональных
представителей российских нефтяных компаний,
когда они съезжаются на бескрайние
кладбищенские поля, чтоб закопать
еще одного брата с простреленными легкими;

всем приходилось слышать твердое биение сердец,
когда они стоят над гробом
и вытирают скупые слезы и сопли о свое
дольче и габбана,
и хуячат хэннеси
      из одноразовой
          посуды.

Вот так, Коля, - говорят, - вот тебе и откат.
"На бескрайних просторах оффшора
мы, как дикие гуси осенью, падаем в холодные
плесы забвения, со шротом в печенке.

Так как, - советуются, - мы
снарядим нашего брата
в его долгий путь
к сияющей валгалле ЛУКОЙЛа?
Кто будет его сопровождать
в темных пещерах чистилища?

Телки, - говорят все, - телки,
ему нужны будут телки,
хорошие телки,
дорогие и без вредных привычек,
они будут согревать его зимой,
они остудят ему кровь весной,
слева от него положим платиновую блондинку
и справа от него положим платиновую блондинку,
так, чтобы он даже не заметил, что уже умер.

Ох, эта смерть - территория, где не ходят
              наши кредитки,
смерть - территория нефти,
        пусть она смоет его грехи,
а мы положим к его ногам золото и оружие,
меха и тонко помолотый перец.
В левую руку мы положим его последнюю нокия,
в правую руку - грамотную ладанку из Иерусалима.
А главное - телки, главное - две платиновые телки.
Да, это главное - соглашаются все.
Главное - соглашаются телки.
Главное-главное - поддакивает Коля из своего гроба.

На пасху мы все такие сентиментальные.
Стоим, ждем, когда мертвые
встанут и выйдут к нам из потусторонности.
Никогда так не интересуешься смертью,
как хороня своих друзей.

Когда они третий день дежурят
под дверью морга, он утром третьего дня
попирает, наконец, смертью смерть и выходит
к ним из крематория, видит,
что они обессилено спят
после трехдневного забуха,
лежат просто в траве
в обрыганных
дольче и габбана.

И тогда он тихо,
      чтобы не разбудить,
забирает у одного из них
подзарядку для нокия,
и возвращается
в ад
к своим
блондинкам.

Базель - Берлин, 07.">
11 comments or Leave a comment